Горячая линия (812) 334-30-80



«Если на генерации энергии можно сэкономить, то в теплосетях экономии нет»

23.11.2016

О положении вещей в современной энергетике, создании единой теплосетевой компании и опыте борьбы с дебиторской задолженностью рассуждает председатель Совета некоммерческого партнерства «Союз энергетиков Северо-Запада», председатель Комитета по энергетической стратегии и развитию топливно-энергетического комплекса СПб ТПП Алексей Иванович Трегубов.

- Алексей Иванович, за минувший месяц в стране произошло несколько серьезных коммунальных аварий. Все помнят случаи, когда были разрушены дома в Рязани и Иваново, в результате инцидентов пострадали люди. Причиной взрыва в Рязани стала недобросовестная эксплуатация собственной котельной в доме частными лицами и частая смена собственников. Возможно, если бы дом был подключен к системам отопления госкорпорацией, трагедии удалось бы избежать? Как вы оцениваете эти происшествия и их причны?

- Все печальные события, что происходят в нашей стране, это последствия разрушенной системы, существовавшей когда-то. Раньше мы знали одну газоснабжающую компанию «Ленгаз», которая обеспечивала, в том числе, профилактику установленного оборудования в квартирах. Жилищники передавали на обслуживание «Ленгазу» жилищно-строительные кооперативы. Я помню, как в Ленинграде не реже раза в квартал все квартиры обходил контролер и осматривал газовые коммуникации. Тогда системно велась профилактика нормальной эксплуатации газовых коммуникаций. Сегодня, к сожалению, такого контроля за газовым хозяйством нет. Кто что хочет – тот то и делает! Появилась масса организаций, специализирующихся на природном газе, которые непосредственно обслуживают потребителей. Поэтому функция Ростехнадзора по контролю коммуникаций сейчас размыта.

И мы через это в свое время уже проходили - тогда  в городе как надзорный орган был создан Энергонадзор, который работал и с потребителями, и с энергоснабжающими организациями. Затем в середине 2000-х годов его ликвидировали, все передали Ростехнадзору, так снова потерялся ответственный за энергоэффективность и энергосбережение. Сейчас опять все возвращаются к тому, что Энергонадзор нужен, и на уровне правительства всерьез обсуждается идея его возрождения. Я думаю, что именно с этим можно связать такое количество взрывов в последнее время. Если раньше контроль за этой сферой выполняла одна квалифицированная организация, профессионалы своего дела, то сегодня свои услуги предлагает любая организация, которая часто злоупотребляет требованиями безопасности. В сфере теплоэнергетики Санкт-Петербурга сегодня также сложилось очень сложное положение вещей. Настораживают прозвучавшие цифры аварийности на теплосетях, которые нуждаются в срочной замене.

 

-  На уровне руководства города неоднократно звучала иницатива о создании единой подконтрольной сетевой компании. Руководство ГУП «ТЭК СПб» поддерживает позицию губернатора о необходимости реформы отрасли. Единственным выходом из ситуации, в которой оказались предприятия теплосетевого комплекса, является консолидация теплосетевых активов в государственную собственность Санкт-Петербурга. Как вы относитесь с идее консолидации теплосетевых активов?

- В целом, идея, конечно, хорошая, и она решит определенные проблемы, но как и любой проект, не сможет предусмотреть все «но» на 100 процентов. Радует, что все ресурсоснабжающие организации взялись за энергоэффективность. По оценкам специалистов, за счет потребителей можно сэкономить не менее 40% тепловой энергии. При транспортировке и выработке тепла такого эффекта не достичь. Поэтому любая теплоснабжающая организация - это заведомо убыточный бизнес.

В 1998 году мы приняли решение на уровне Региональной комиссии о том, что теплоснабжающая компания, получающая субсидию из бюджета, должна иметь рентабельность не ниже 15%. Основным источником дохода у энергоснабжающей организации является тарифная выручка. И если тарифная выручка уменьшается от потребителя, который начинает экономить, то за счет снижения себестоимости выработки и  транспортировки, по идее, можно погасить эту разницу. Но так как это совершенно разные проценты, у теплоснабжающей организации они максимум оцениваются до 15%, а у потребителей – до 40%, то на практике это не работает.  Поэтому нужно создавать экономический механизм, и искать выход из этой ситуации.

Существует мировой опыт на этот счет. Первыми это начали делать датчане, которые согласовывали любую инвестиционную программу с потребителями. И эта инвестпрограмма финансировалась 2-3 года с повышенным тарифом, а потом тариф снижался. В российских реалиях с нынешней инфляцией мы вряд ли сможем пойти по их пути. По моему мнению, самая большая беда современного энергетического комплекса состоит в том, что в энергетическое предприятие не приходят инвестиции. Это, к слову, ожидалось при реформе РАО ЕЭС. К сожалению, сегодня энергетика оказалась не привлекательна для бизнеса. Поэтому и ГУПам, и акционерным обществам стоит подумать над экономической привлекательностью, притоком частного капитала. Ярким примером служит строительство Юго-Западной ТЭЦ, когда в начале пришли инвесторы, а потом они естественным образом ушли, и остался только бюджетный источник.

Хотя, создание единой теплосетевой компании, безусловно,  даст положительные результаты. И вот почему. Если на генерации энергии можно сэкономить, то в теплосетях экономии нет.  Возможно, в этих условиях единая сетевая организация под патронажем государства станет выходом. Бюджет, по идее, должен помочь с финансированием. Сегодня в тарифе доля государства очень небольшая - 12-13 %. Раньше было наоборот, сейчас все перевернулось с ног на голову. Вот и получается: у бюджета денег нет, у людей нет, и тариф такой, какой он есть.

 

- Да, именно поэтому одной из главных проблем теплоэнергетики остается тариф, не покрывающий всех расходов предприятия…

 

- Конечно, когда мы говорим, что тариф не превышает инфляцию, то при этом не учитываем, насколько повысятся цены на газ,  воду, свет и т. д.  С другой стороны, реальные доходы населения упали на 10%, и повышение тарифа приведет к увеличению дебиторской задолженности, которая и так большая. Поэтому нужно смотреть, как можно снизить дебиторскую задолженность.

Подобные примеры были - в период самых  больших кризисов в середине 1990-х годов при инфляции 200-300% в год мы имели еще бОльшую дебиторскую задолженность. У ресурсоснабжающих предприятий тогда не хватало денег ни на зарплату, ни на резервное топливо. Была настолько критическая ситуация, что компании даже не платили налоги. Тогда Законодательное собрание Санкт-Петербурга  приняло защищенные статьи. Первая касалась налогов: если предприятие любой формы собственности не находит денег на налоги, его счет блокируется. Вторая защищенная статья обязывала выплачивать заработную плату. Тогда, пытаясь сохранить энергетические предприятия, мы собрались вместе с представителями законодательной власти и внесли третью защищенную статью – оплата коммунальных услуг. Парламентарии приняли эту статью, эффект от которой был поразительный. Дебиторская задолженность в течение трех месяцев снизилась более чем на 60%. Сейчас не настолько критическое состояние, чтобы предпринимать подобные шаги. Никто не пойдет на столь кардинальные меры. Нужно срочно искать другие подходы, ведь дебиторская задолженность продолжает расти.

 

- Как вы уже говорили, история с ресурсниками развивается по спирали, через подобные ситуации с ростом дебиторки наши теплоснабжающие ситуации явно проходили не раз?

 

- Раньше жилищное управление было заинтересовано в сборе квартплаты. Помню, ходили по квартирам, вели работу. Сегодня УК это не нужно, они не организовывают работу с неплательщиками, руководствуясь странной логикой: зачем мне собирать деньги за тепло, если я их должен перечислить?

Через подобную ситуацию мы проходили в середине 1980-х годов, когда на основании 740 постановления Правительства все городские сети и котельные передали специализированным организациям.

Я трудился тогда в руководстве Ленжилуправления. 217 котельных и свыше 300 км теплосетей в центре города в течение одного лета мы передали ГавТЭУ (так раньше называлось ГУП «ТЭК СПб»). Водоканалу отошли все канализационные сети.

В те времена 98% городского населения гарантированно платили квартплату, потому что она  была низкая. И даже не смотря на это, теплоснабжающие организации снимали плату за тепло в безакцептном порядке. Когда я руководил Жилищным трестом и Жилуправлением, знал, что плату снимут 25го числа каждого месяца. Так было, и это имело эффект. Я не говорю, что по этому пути необходимо следовать и сейчас, но выход искать, безусловно, надо и нужно открыто обсуждать, а не замалчивать эту проблему!

 

Справка

Трегубов Алексей Иванович

Председатель Комитета по энергетике и инженерному обеспечению Администрации г. Санкт-Петербурга с 1997 г.; родился 17 ноября 1937 г. в Рязанской области; окончил Ленинградский технологический институт целлюлозно-бумажной промышленности по специальности "инженер-промтеплотехник" в 1969 г., кандидат экономических наук; работал электромонтером; с 1971 г. - главный инженер, с 1975 г. - управляющий жилищным трестом N 1 Московского райжилуправления; 1976-1979 - начальник Московского РЖУ; в 1979 г. был назначен заместителем начальника ТПО жилищного хозяйства Ленгорисполкома; затем работал заместителем председателя Комитета жилищного хозяйства и энергетики (1991-1993), заместителем председателя Комитета экономического развития мэрии г. Санкт-Петербурга (1993-1994); в марте 1994 г. стал первым заместителем председателя Комитета по управлению городским хозяйством; заместитель председателя Региональной энергетической комиссии; член совета директоров АО "Ленэнерго"; член-корреспондент Академии жилищно-коммунального хозяйства РФ; член Научного совета при правительстве г. Санкт-Петербурга; заслуженный работник жилищно-коммунального хозяйства РФ.


Назад к списку новостей

Комментарии

Ваш комментарий